?

Log in

ЛЮБЛЮ ВСЁ СВЕРКАЮЩЕЕ
escupir no es libertad de expresion
Свежие записи 
shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
Народ! Заходите на проект) Отвлекитесь немного от реала! Окунитесь в мир Аргемоны! Поиграйте в квиддитч или драконбол, поселитесь в Отеле 13ый Привал и заведите себе маскота или разведите цветник, Почитайте или напишите статью в Агору! Возможностей куча!


shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
Последствия обстрелов Путиловки и 15ого участка - районов моего дорогого Донецка. И немного развалин Аэропорта... Вот така йедына... вот так поросёнко за Донбасс радеет... вот так укрофашисты "защищают от террористов" ....

10481950_10152938762899823_4150095903913620437_n
11008416_10152938762834823_3030190196507581168_n
10978491_10152938761354823_4259271629201456554_n
[много фото под катом]10998242_10152938761224823_2139284052028496870_o
10389146_10152938761159823_2224304649420923372_n
10427225_10152938761114823_5035390849431996062_n
11021172_10152938761074823_6427043363929856176_n
10888555_10152938761034823_3664679449699390002_n
551529_10152938760984823_6782149107158655896_n
10472131_10152938715069823_6623910081125456383_o
10991749_10152938715119823_8425873762574892986_o
10495306_10152938714474823_132875741944131838_o
11001574_10152938714379823_5464266376158891051_o
10997518_10152938714219823_7144899291330975353_o
10854451_10152938712894823_2469490443716658539_o
10830953_10152938712794823_7445666100127056969_o
11001569_10152938710389823_354268492567346165_o
10855029_10152938710299823_570439293365993398_o
10863979_10152938710224823_6149561310045914937_o
10995299_10152938710124823_6574550122511684920_o
10997477_10152938710014823_6429847267851987679_o
10658778_10152938709934823_8165024416289860884_o
11001575_10152938709759823_1563846117379841405_o
10990813_10152938709679823_7037850267771768046_o
10915008_10152938709544823_3416527362095979819_o
1961711_10152938709394823_538973587529222319_o
10457458_10152938709299823_6482639014508708880_o
10955322_10152938709219823_2888717779580324040_o
10995751_10152938709084823_6047649844209785038_o
10960291_10152938708979823_5629359791445272857_o
10988487_10152938708884823_5978620366518521053_o
11025923_10152938708799823_3595923640230083096_o
10989230_10152938708669823_3566618980230824512_o
10985337_10152938708529823_1747829707856089215_o
10986728_10152938708369823_22036994212502723_o
10835081_10152938708119823_3901294279383627941_o
10911261_10152938707999823_5916718486267575098_o
10915008_10152938707909823_6212462153255060786_o
10856743_10152938707804823_1151003540277665752_o
10499631_10152938707724823_2778334622334605290_o
11025268_10152938707634823_4288615438648503200_o
11001644_10152938707569823_4421985923102936528_o
10830605_10152938707524823_2340725130172262448_o
11025876_10152938705899823_2485531256334420773_o
10903958_10152938705809823_5345275792231862800_o
11025243_10152938705719823_2606835763222966760_o
10986728_10152938705649823_7372550193415763483_o
11025935_10152938705554823_6304878730681580199_o
24-фев-2015 07:20 pm - [reposted post] Про какелов и людей - (перепостил blestit)
et0AgEsD-Us

Пока затишье на фронтах, кину и я свои пять копеек, в обсуждении положения на БУ. Согласен с вышеназванным тезисом, насчет того, что украинофобия в России возросла. Всегда считал себя человеком мягким, но в последнее время, к тем кто себя считает "усраинцем" начал относиться, как расист. Подчеркиваю, не к украинским жителям, а именно к тем, кто считает себя усраинцем. Такую ахинею, вслед за укросми, повторять может только Дебил. Очень четкая граница для разделения на "усраинцев" и нормальных людей.

Читать дальше...Свернуть )
shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
"Пишу пост. Будет жестко и по-злому! Вчера я была на теле-мосте Донецк-Киев. Сказать,что я разочарована-ничего не сказать....
Другая сторона нас не то что не слышит. ОНИ НЕ ХОТЯТ нас слышать! Было много болтовни про регулярную рос.армию и прочий бред-даже обсуждать не хочу. набрыдло!
В киевской студии сидела мама погибшего кибогра.... На всю ее душещипательную историю уже аллергия, вот честно! Они все такие славные парни были добрые и кристально чистые, и да,когда он погиб,он не успел сделать ни единого выстрела....Кто же тогда стреляет по моему дому? кто стрелял по моему дому все это время? Кто убивал детей на школьном поле? Кто убивал людей в очереди за гуманитаркой? Кто убивают нашу жизнь и разрушает наши дома?
Мамы Украины, ваши дети УБИЙЦЫ!!!! Они не защитники целостности страны! Они не идут на Путина с войной! ВАШИ СЫНОВЬЯ идут с оружием в мой дом и убивают меня!!!
Прежде чем отправить сына выполнить гражданский долг,задумайтесь, что вы получите ГРОБ или не получите,потому что тело вашего сына не найдут!!!
К сожалению,обыкновенный вопрос о мире и что каждый из сидящих в студии готов сделать ради этого мира, поверг в паралич аудиторию.
Да откуда знать им о мире,когда у них не летают снаряды над головой,когда их дети радуются и бегают по детским площадкам? Откуда им знать о мире,когда они спокойно могут хлопать в ладоши и рыготать с плоских шуток Квартала о детях Донбасса и почему они ходят в школу.
Ответа у них нет. Соответственно и делать они ничего не будут.
А где же майдан ваш,где единство? Год назад вы в Киеве вышли против несправедливых и диктаторских законов,на защиту избитых студентов... Вы-двуличные твари!!!! Здесь,на вашей земле каждый день убивают детей,женщин и стариков! УБИВАЮТ!!! НАМЕРЕННО И ХЛАДНОКРОВНО! Женщин и стариков,инвалидов и больных лишили пенсий и соц.выплат! Где ваше единство? Почему не встали на защиту? Вы двуличные и лживые твари!Вы майданили не за студентов или против Яныка, вы майданили за безвизовый режим и теплое место под своей сракой! Вы наплевать на остальную часть страны, вам наплевать на промышленный потенциал страны. Вы продались! С вашего молчаливого согласия и стадного участия в войне умирают сотни людей! Снимите свои лживые флажки с тв экранов! Нет никакой единой! И НЕ БУДЕТ!
Мой вопрос о том кто из присутствующих финансово помогал армии или в магазинчике накидывал продуктов в корзиночку для АТО,остался так же без ответа!
Это все на вашей совести! Очень хочется,чтобы вы проснулись ночью от обстрелов града,очень хочется,чтобы вы не ложились спать,а сидели над спящими детьми и прислушивались к звукам обстрела,хочется,чтобы вы остались без жилья и готовили еду на улице в котелочках,очень хочется....
Вчера,возвращаясь домой. я попала под минометный обстрел. Звук бьющихся металлических осколков об асфальт я не забуду никогда. Была обстреляна детская площадка возле моего дома. Совсем недавно мои дети бегали по дорожкам этой площадки, поле теннисных кортов изуродована воронками от снарядов, футбольное поле одиноко ждет своих будущих чемпионов. И кто-то преданно, каждый день открывает калитку настежь, Поле ждет!
Теперь касаемо личного моего настроя!
Я никогда не скрывала. что не являюсь сторонником ДНР . Но после вчерашних закидонов от Киева,предел моей иссяк.
Некая журналистка позволяет себе высказываться, что если Донбасс останется в составе Украины, тогда они сложат оружие! Не,слышала бред бредом, но это перебор! Вам мало гробов? Ок, будет больше! Мотивация у воюющих со стороны ДНР другая-здесь в основном воюют местные! За свой разрушенный дом, за свою убитую семью. А за что воюете вы? Что за надписи на шевронах- с нами БОГ.
С кем это с вами? И что за БОГ у вас, кот.вам дает право убивать и расстреливать людей? Что за Бог такаой у вас,кот. дает право вам мародерствовать и не пропускать гум.конвои?
Вы принесли в мой дом войну!
Враг моего врага-друг!
ДОНБАСС НЕПОКОРЕННЫЙ!
СЛАВА ШАХТЕРСКОМУ ТРУДУ!"
10-фев-2015 04:01 pm - после АТО
shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
В село под Киевом Грицко Шерстюк вернулся героем.
И деньги за полгода от Министерства Обороны получил (правда, сучья харя, финансист четверть от положенного, взял себе). И целый фургон добра из АТО привез. Одних магнитол шесть штук! И унитаза - два! И всякой хрени в виде статуэток и безделушек из хрусталя - россыпью, не считая.
Месяца три ходил Грицко в камуфляже по селу, пугая кур и вызывая завистливый собачий лай за соседскими заборами.
Пистолет в кобуре - только вякни кто против!
Обводя округу пьяными, налитыми кровью глазами, он стоял один против всех российских террористов, и те прятались, отползали от села, может, даже устраивали самоподрывы за околицей при виде его крупной, пропахшей луком и водкой героической фигуры.
Но ближе к лету стало как-то тревожно.
Из телевизионных каналов разом исчезли победные реляции и сводки с антитеррористического фронта, во множестве появились бабы, трясущие на камеры похоронками, мэр Киева вдруг сказал несколько ясных, всем понятных фраз, и слухи, один страшнее другого, загуляли из хаты в хату. Днепропетровск пал! Восстание в Одессе! Готовится судебный процесс!
Но больше всего Грицко взволновало известие, что у клятых террористов есть списки участников АТО, и по этим спискам они чуть ли не в сопровождении столичной переименованной милиции уже проводят рейды.
А сосед, ехидна, еще живописал. Уселся и понес, хрыч старый. Причем, зараза, к самому обеду приперся.
- Они, Григорий, не просто зайдут, и все. У них списочек с вещами, которые, значит, с Донбасса-то из квартир пропали. Все по описи, по артикулам, по этим... по заводским номерам. Один, значит, за хозяевами следит, чтобы не дергались, а другие комнаты обходят, номерки на вещах сверяют.
- Ну-ну, - шевельнул челюстью Грицко, подтягивая тарелку с борщом.
- Или эти, фотокопии даже смотрят! Чтобы, значит, по царапинам, по приметам опознать.
Жена Грицко, Ната, побледнела и поползла ладонью под грудь, к сердцу. Сосед поучительно вперил палец в низкий потолок:
- Так что ты это, Григорий, попрятал бы все.
- Что все? Что все?! - заорал на старого идиота Грицко. - Нет здесь ничего чужого! Все своими руками! Никак глаз положил на мое добро?
Он прищурился.
- А нужно оно мне? - спросил хрыч и подозрительно быстро ретировался, словно уловив черные мысли хозяина.
- Вот урод! - Грицко в сердцах плямкнул ложкой, забрызгав скатерть фиолетово-красным.
Борщ не полез в горло.
Ехидна, сучий сын, гад, знал, чем поддеть!
- Это что же это делается, Гришенька? - запричитала Ната. - Неужели все отберут? Ты ж воевал! Тебе медаль дали!
- Пасть закрой! - рявкнул Грицко.
Он подпер кулаком косматую голову, пожевал ус, мрачно следя за пробегом жирной мухи по скатерти. Хлоп! Ладонь со звоном впечаталась в столешницу.
- Грицко! - вздрогнула всем телом Ната. - Не пугай!
- Цыц!
Грицко отнял пальцы - муха кляксой влипла в скатерть. Голова с фасеточными глазищами отделилась от тельца.
- Дрянь! - Грицко щелчком сшиб труп насекомого на пол.
Муха в последнем полете пересекла комнату и упала на доски пола, рядом с узкой щелью, обозначающей лаз в подпол.
Светлая мысль пришла Грицко в голову.
- Ну-ка, Ната!
Отставив в сторону табурет, он сдвинул половик и упал на колени. Пальцы потянули за вделанное в крышку кольцо.
- Ы-эх!
Из тьмы дохнуло холодом.
- Чего ты, Гриш? - подступила Ната, заглядывая в дыру. - Огурчиков достать хочешь?
Грицко сплюнул. Вот баба дура! Так и убил бы!
- Вещи сюда поховаем, корова! Все, что привез. Поняла?
Круглое лицо жены осветилось.
- Ой как ты придумал!
- Так я не жопой думаю в отличие от тебя, - Грицко окунул толстые ноги во тьму, - давай, греби все да подавай мне.
Он нащупал ступеньку, медленно спустился и вслепую, по памяти, хлопнул по выключателю на бетонной стене. Под потолком, мигнув, загорелась лампочка, осветив заставленные банками полки и короба с картофелем в дальнем конце.
Освобождая место, Грицко задвинул в край ящик с яблоками, убрал с прохода мешок с луком и утолкал под полку мешок капусты.
- Гриша, - просунулась в подпол голова жены, - подавать уже?
- Ковры сначала давай.
Добрый час Грицко укладывал, уминал и распределял добытое. Одиннадцать ковров, двадцать четыре комплекта постельного белья, надувной бассейн, мотоблок, пять подушек, три шубы, семь курток, шесть магнитол, два телевизора, три ноутбука, ворох телефонов в наволочке, четыре катушки кабеля, десять сетевых фильтров, три упаковки напольной плитки, двадцать рулонов моющихся обоев, два мешка белья - рубашки, футболки, трусы разных размеров.
Ната пыхтела, как паровоз.
- Вот, Гришенька... Вот еще, Гришенька...
- Везде смотри, - говорил Грицко, принимая коробки с обувью. - Чтоб не прицепились потом. Всю мелочь тоже.
Хоть и было в подполе холодно, а упрел он быстро. Но все ж свое. Можно и попотеть.
Люстра. Четыре сервиза запакованных. Выводок кастрюль. Семь сковородок. Кроссовки детских размеров. Две игровые приставки. Хрусталь: пепельницы, сахарницы, солонки, еще какая-то хрень. Тяжелая дура стиральной машины. Здесь Нате пришлось придерживать, пока Грицко принимал снизу.
- Что там еще?
- Чего?
От усталости глаза жены сделались оловянными.
- Дура! - рыкнул Грицко. - Шевели мозгами! Еще что-то осталось?
- Если только в сарае, - подышав, сказала Ната. - Рубероид, краска. Гвоздей ящик. Пила эта... болгарская.
- Нет, это пусть там.
Грицко тяжело выбрался наружу. Вторая или третья ступенька, кажется, дрогнула под ногой. Зараза, когда-нибудь ведь лопнет под его не маленьким весом! Он опустил крышку на место, подумал, придвинул половик, напрочь закрывая лаз от шального взгляда.
- Сюда еще бак какой-нибудь.
- С водой?
- С...
Грицко хотел срифмовать да плюнул. Ната отступила, и он прошелся по комнатам, замечая, как бедно они стали выглядеть. Сдернул с веревки полотенце, скомкав, бросил в лицо семенящей за ним жене:
- А это что? Говорил же, смотри внимательней.
Ну, вот, придут уроды, а у него ничего нет. Кроме жены.
Грицко загоготал, представляя, как Нату сверяют по описи.
Подогретый, с уже растворенной сметаной борщ оказался даже вкуснее, чем свежий. Ухмыляясь, Грицко ел, ломал хлеб и думал, что будет говорить проверяющим. Главное, чтобы за язык не поймали. Был в АТО? Был. Стрелял? Какое! Сидел на блокпосту. Что-нибудь вывез? Граждане, себя вывез из проклятых мест! С тех пор только и радуюсь.
Стоп! Грицко замер.
- Что, Гришенька? - заволновалась Ната.
- А меня ведь заарестовать могут, - сказал Грицко.
- За что?
- Оговорят, и все.
- Как оговорят?
- А мало ли на селе голодранцев на мое добро зубы точит? Только отвернись.
Ната, охнув, села.
- А ведь так и есть, Гришенька. Те же Мироненко запросто на тебя донесут. Ихний-то погиб, а ты вернулся. И видели они, как ты разгружался.
- Ну!
- Горе-то!
- Тьфу! - Грицко замахнулся кулаком на дурную бабу. - Что ты раньше времени причитаешь!
- Так ведь увезут...
- Увезут, если найдут. Вот что... Приедет проверка - в подполе меня закроешь. О подполе и не знает никто. Бак поставишь. Скажешь, ушел к куму на крестины и уже неделю не возвращаюсь. А вчера, мол, звонил...
- А если обыск?
- Дура! - разъярился Грицко. - Кто ж героя АТО обыскивать будет? Сами что ли не люди? Сунешь гривен в лапу...
- Ох, как бы так, Гришенька! Как бы так!
Ночь Грицко спал беспокойно.
Даже в АТО такого не случалось. Все крутилось в голове: не отобрали бы, не нашли бы. Извертелся в думке ужом.
А утром припылил на облезшем мопеде младший Жучков из соседнего села и сказал, что батя послал предупредить: едут проселком менты на "уазике" и вроде как какой-то серьезный донецкий мужик с ними. С бумагами.
В общем, слава Украине! Хоронитесь.
- Вот оно! - торжествуя, сказал жене Грицко. - Вовремя мы! А не спрятали бы вчера? А? У тебя не муж, поняла? Экстрасенс!
- Так что делать, Гришенька?
Ната встала перед ним в вышитой ночной рубашке, захлопала ресницами. Упитанная, сдобная. Есть, за что подержаться.
- Оденься, дура! - гаркнул Грицко. - Выйдешь к ним в таком наряде, шею скручу! И тельник найди мне какой потеплее.
Он прошел было к двери, но остановился. Так ведь и до ветру не сходить, увидят соседи, доложат, твари завистливые. С-суки!
В темноте сеней Грицко нашел пустую склянку, пристроил на низкой полке и, оттянув трусы, помочился туда. Возвращаясь, прихватил в холодильнике круг колбасы.
- Ната! Чего возишься?
- На!
Жена бросила ему теплую кофту.
- Во, - Грицко сцепил пуговицы на объемном животе, - это и лучше. Воды мне налей еще.
Он сдернул половик и открыл подпол. Холод, идущий снизу, заставил поежиться. Взяв пластиковую бутыль с водой, Грицко спустился и, включив свет, несколько минут обустраивал себе лежку.
- Закрывай уже! - крикнул он жене, расположившись поверх свернутых ковров.
Ната заслонила собой квадрат лаза.
- Ты как там?
- Нормально. Все, брысь! - Грицко махнул на нее зажатой в кулаке колбасой. - И прижми там чем-нибудь.
- Сейчас.
Крышка опустилась. Шоркнул половик. Несколько секунд над головой Грицко что-то двигалось, затем звуки стихли.
- Гриш, - раздался приглушенный голос Наты, - я все сделала.
- И все, и забудь. Нет подпола, поняла? У кума я!
- Да, Гриш.
Грицко откинулся на ковры.
Судя по скрипу половиц, жена прошла в кухню, затем хлопнула дверью, выходящей на улицу. Не сглупила бы баба. Где ж такого мужа еще найдет?
Грицко откусил колбасы.
Лампочка помаргивала. Поблескивало стекло банок. Холод пощипывал за икры. В доме снова хлопнула дверь. Грицко насторожился. Неужели уже приехали?
Шаги. Еще шаги. Нет, вторые уже не Натины. Какой-то глухой голос.
Грицко замер, даже жевать прекратил. Правда, сколько не вслушивался, разобрать слов не смог. Шаги разбежались по дому.
Точно обыск.
Вот же сволочи! Ничего не свято! Он, не жалея себя, с осени, в грязи, в дерьме, под обстрелами, на скудных волонтерских харчах... За Украину! За неньку ридну...
Что за голоса тихие!
Грицко встал и на цыпочках перебрался к лестнице. Впрочем, слышно лучше не стало. Говорящий что-то бубнил, должно быть зачитывал то ли свидетельские показания, то ли материалы заведенного на него, Грицко, дела. Ната больше молчала, изредка вставляя короткие реплики. Кто-то над головой прошел в кухню, вернулся, что-то звякнуло и вновь открылась и закрылась дверь.
Стало тихо. Ни жены, ни гостей. Во двор вышли? Или постройки принялись проверять? Если что, Ната бы ему стукнула обязательно. Или шепнула. Значит, надо ждать.
Грицко сел на ступеньку.
Лампочка вдруг, помигав, погасла. В подполе сделалось темно, ни просвета, ни отблеска. Чернота. Хоть вылезай и сдавайся. Тьма даже казалась лохматой, какие-то паутинки или волоски защекотали лицо.
Ну нет! Героя АТО не проймешь!
Грицко поддернул ворот кофты. Где-то тут колбаса на полке... Он протянул руку, пальцы скользнули по занозистому дереву, продвинулись дальше, нащупали влажный стеклянный бок. Не то. Банка. Кажется, колбасу он чуть дальше...
Что-то холодное, острое царапнуло по ребру ладони.
Едва не вскрикнув, Грицко отдернул руку. На мгновение ему подумалось, что здесь, во тьме, кто-то попытался ухватить его за запястье не стриженными ногтями. Смешно. Хе-хе. Кто бы это мог быть?
Острый страх улегся. Грицко подышал на руку, одновременно прислушиваясь к звукам наверху. Затем, поднявшись к самой крышке, он попробовал ее приподнять. Крышка не сдвинулась ни на миллиметр. Дура Ната какую-то глыбу притащила что ли? Повернувшись, он уперся в дощатый щит плечом, спиной и загривком. Ну же!
Крышка стояла мертво.
Подышав, Грицко сполз вниз. Убить бы суку! Он вытаращился в темноту, которая тут же расцвела неясными пятнами. Ну, ладно, Ната вернется, он ей вломит. Интересно, что же такое по коже-то царапнуло?
- Эй, - сказал Грицко во тьму, - есть здесь кто?
И гоготнул, как бы признавая, что шутка. Почему бы не пошутить? Он хоть и герой АТО, а не привык обходиться без света.
Темнота не ответила, и Грицко сполз за колбасой еще на ступеньку вниз. Наощупь нашел полку, снова потянулся рукой. Вот банка, вот...
Что-то стиснуло и отпустило пальцы.
Грицко вскрикнул, оскальзываясь, забрался по лестнице к самой крышке и толкнул ее руками. Никакого результата.
Послав подальше конспирацию, он прижался щекой к доскам:
- Ната! Ната, открой мне!
Сердце бешено колотилось. Грицко несколько раз ударил в дерево кулаком:
- Ната!
Собравшись, он саданул в крышку плечом, но тут ступенька под ним с треском провалилась, за ней последовала следующая, и Грицко неуклюже рухнул вниз.
Темнота на мгновение вспыхнула искрами. Боль пронзила правые бедро и локоть.
- С-сука!
Он, простонав, кое-как сел, выпихнув из-под задницы обломки. Жив? Жив. Но теперь, гадство, до крышки и не добраться. Сиди, кукуй.
- У-у, с-сука! - повторил Грицко и замер, потому что явственно расслышал раздавшийся рядом смешок.
Кто-то сидел перед ним!
Грицко вздрогнул так, что спина ударилась о лестничную балку.
- К-кто здесь?
Голос изменил герою АТО и сделался тонким и неуверенным.
- Я, - пришел тихий ответ.
Грицко дернулся и ударился уже затылком.
- К-кто?
- А ты посмотри.
Из стен и углов потекли тонкие призрачные нити, соединились перед Грицко в молодое, чуть светящееся лицо. Рваная губа, выбитый, зияющий пустотой глаз. Лицо слегка наклонилось, оставляя след-фантом.
- Помнишь?
- Ты же... ты же... - прошептал Грицко.
Его жирное тело затряслось. Он сложил пальцы щепотью и попробовал перекреститься, но обнаружил, что не помнит, справа налево или слева направо надо начинать. А может вообще сверху, со лба? Пальцы так и застыли, подрагивая, у горла.
- Вспомнил, - удовлетворенно произнесло лицо.
- Я же тебя там... - Грицко обхватил другой рукой балку. - Ты не можешь...
- За два колечка и цепочку.
- Я не хотел.
Призрак ухмыльнулся так, что Грицко с клацаньем сомкнул зубы.
- Почему?
- Это война, - проскулил Грицко. - Ты был враг...
- Смешная отговорка. А она? - призрак качнул едва обрисовавшейся головой.
- Кто?
Новые нити протянулись во тьме и сложились в женское, пожилое лицо, окаймленное дымком коротких волос.
- Я.
Грицко, отталкиваясь пятками, попытался уползти за лестницу, но мешки со свеклой и картофелем, сложенные там, не дали ему протиснуться.
- Я же это...
- Ты взял плед и полушубок мужа, - сказала женщина. - И двести гривен. Оно того стоило? Или я тоже враг?
Грицко махнул рукой.
- Сгиньте... Нет у вас власти надо мной! Боже родный, Боже святый, одна надежда...
- Заткнись, - сказал парень.
Под взглядом страшной пустой глазницы рука Грицко сама стиснула шею.
В темноте проступили новые лица - немолодые мужское и женское, хмурое девчоночье. Грицко взвизгнул, узнавая. Промелькнули в памяти "жигуленок", свалившийся в кювет, бельевые тюки, водитель, лежащий грудью на рулевом колесе, и его жена, хрипло выдыхающая последние секунды. Девчонку, слегка порезанную стеклом, они застрелили позже...
- А они? - оскалился парень. - Их вина в чем?
- Это не я, - быстро заговорил Грицко, - это Цыпарь, Цыпа придумал. Я выше стрелял, я по машине не стрелял.
- Сука ты.
- Вы все равно мертвые! - заколотился в крике Грицко. - Что вы мне сделаете? Ничего! Вы все сдохли! Сепаратисты конченые!
- И душа не болит?
- Что ты мне про душу! Нужна она мне... Ни вымыться, ни пожрать толком. Ни пожить. Я за гроши, за вещи свои под вашими пулями!..
Призрак вздохнул.
- За вещи... Они для тебя мера чужой жизни? Два колечка, цепочка? Тюк белья?
- А хоть бы и так! - от собственной смелости Грицко вжался в мешки. - Мое добро. Мое! Никому не отдам!
- Да подавись.
Лица принялись таять одно за другим. Мужское, женское, девчоночье, снова женское. Призрак молодого парня чуть задержался, посмотрел, казалось, с сожалением уцелевшим глазом на раскрывшего рот героя АТО.
- Что? - оскалился Грицко. - Нечем крыть!
- Нечем. Думал, хоть что-то в тебе есть человеческое. А его и нет совсем, - сказал парень.
И пропал.
Темнота навалилась, облапила, но Грицко только расхохотался. Не страшно! Где-то тут колбаса была...
Он вдруг с удивлением обнаружил в руках магнитолу. Пальцы его, действуя сами по себе, выломали крышку отсека с батарейками и сунули ее в рот. Зубы принялись хрустеть пластмассой. Хрум-хрям. Вкус пластмассы скоро стал солоноватым, видимо, или небо, или десны порезали острые края, но больно почему-то не было.
Жрать!
Где-то внутри Грицко забилась жуткая мысль о неправильности происходящего, но тело перестало ему подчиняться, зажив собственной жизнью.
Пальцы деловито выщелкнули батарейки и отправили их экспрессом в глотку. Обломался зуб. Далее пришла очередь целлофана на бельевом комплекте. За целлофаном руки затолкали в рот кусок простыни. Следующей оказалась фигурка из хрусталя, а за ней - пульт от телевизора. Грицко раскусил пульт вдрызг - и кожух, и зеленый прямоугольник платы.
Кнопки, кусок сливного шланга, обрывок обоев.
Скоро Грицко засипел, пуча глаза. Дышать стало трудно. Но руки, не останавливаясь, набивали рот. Кровь текла по подбородку, горло вздулось. Стекло проткнуло щеку. Грицко закусил стакан рукавом рубашки, добавил к нему телефон и два колечка с цепочкой. Затем опрокинулся на пол и больше не шевелился.
- Гриша! Гришенька!
Ната сдвинула ведро с водой с крышки и, опустившись на колени, ухватилась за кольцо. Свет столбом упал в подпол.
- Гриш, представляешь, сосед у нас хотел спря...
Она умолкла.
Герой АТО смотрел на нее снизу вверх вытаращенными глазами. Шея его отчего-то казалась угловатой. Щеки надулись, как два яблока. А из широко раскрытого, окровавленного рта торчал детский носок.
shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
#SaveDonbassPeople #USA - #Ukraine - #Fascism
Обращение к гражданам самопровозглашенной в 91 году Украинской республики. В мае прошлого года, граждане Донецка и Луганска, на референдуме, согласно норм международного права, подавляющим большинством вышли из состава Украины. ТОЧКА. Для тех, у кого плохо с пониманием, дублируем: - Донецк и Луганск - больше НЕ территория Украинской республики!! Поэтому, любой гражданин Украинской республики, вероломно вторгнувшийся на территорию соседних государств ДНР и ЛНР - является оккупантом. А если при этом он еще поддерживает бандеровские идеи, то и - фашистом.
Таким образом, как вы наглядно видите - теперь понимаете, почему люди ДНР и ЛНР справедливо называют вас фашистами и оккупантами.
shiny, jonathon earl bowser, art, beautifull
Неуважаемые господа укронацисты!
Будьте же последовательны! А то вы позорите Адика, которому втайне поклоняетесь. Разве Третий Рейх покупал газ, нефть, уголь и электричество у «азиатских орд»? Разве просил он у них кредиты или умолял об отсрочке по выплате долгов?
Будьте последовательны! Откажитесь от российского газа, не топите им и не грейте на нём еду (мне пофиг, как вы будете её готовить, хоть на дровах). Не покупайте у России электроэнергию. Не покупайте российский уголь, мёрзните во славу Бандеры и скачите для согревания, раз вы не москали.
Аваков тут на днях заявил, что он «нашёл четыре миллиарда долларов Януковича». Швырните эти тиранические деньги в лицо Силуанову и Миллеру, не будьте должны проклятым недочеловекам.
Как вы не понимаете, что нельзя одновременно орать о войне с Россией и выпрашивать скидку на газ?! Нельзя, чтобы официальные лица заявляли «Путин – х№$ло» и одновременно умолять, чтобы Россия не потребовала назад кредит в три миллиарда!
Раз Порошенко и Яценюк заявляют, что они воюют с Россией (не с ополчением Новороссии, как на самом деле, а именно с Россией), то пусть прервут ВСЕ торговые связи с этой страной. И не продают в Россию ничего украинского, не снабжают «агрессора».
Будьте последовательны и хватит лицемерить! Вы уничтожили несколько тысяч жителей Донбасса, и тысячи ваших «патриотов» при этом радостно орали «Да! Больше жареных колорадов и дохлых ватников». Так какого чёрта вас вдруг озаботила гибель десяти пассажиров автобуса? В нём тоже ехали проклятые ватники из Донецка – получать пенсии в Мариуполь. Больше убитых пенсионеров – экономия для бюджета Укровины!
Радуйтесь, не стесняйтесь! Каждый погибший колорад – это праздник для свидомого нациста. Будьте честны хоть перед собой, я же правду говорю, признайте. Можете скушать ещё пару тортиков в виде русских младенцев на радостях. И вообще, пора каждое сообщение о гибели жителей Донбасса встречать праздничными фейерверками. Укровине ведь сейчас так нужны перемоги! А фейерверки хоть на несколько минут рассеют тьму от веерных отключений света.
Если смотреть со стороны, то очевидно, что украинская экономика до сих пор существует лишь по милости Кремля. Отвергните её с негодованием, эту помощь, и гордо неситесь в пропасть, как истинные арийцы. Будьте потомками Бандеры не только на словах! В ад, к своему вождю и полупроводнику.
Объявите, наконец, войну России! Пусть Мосийчук, Ярош и Илленко возглавят атакующие колонны, движущиеся на Москву. Они уже задолбали всех своим русофобским бредом, пора делать! А я торжественно обещаю, что порву две гармошки у них на похоронах. Может даже три.
Пока вы не нападёте на Москву – вы как моськи на цепи… мелкие, шумливые, тявкающие на слона шавки… шуму много, вони тоже, а если вас спустить с цепи, то вы с визгом окажетесь где-то в Канаде или Лондоне, как хероический Данилюк. Вы с тысячами своих интернет-угроз в адрес русских не страшны, как хотите себе казаться, а жалки и убоги. Потому что прекрасно знаете, что всей вашей «мощи», о которой вещает Порошенко, хватит против российской армии в случае реального (а не наркоманских видений Бутусова) боестолкновения ровно на два часа. Хотя может это я ещё вам и польстил.
Вы же смелые только когда толпой на одного, как на евромайдане избивали левых активистов. Или когда вооружённые против безоружных, как 9 мая расстреливали мариупольцев. А когда на равных – вы презренные трусы. Особенно интернет-патриоты-идиоты, которые призывают к войне не из окопов, а из киевских офисов (или вовсе из Италии или Польши).
Вы даже с ополчением Новороссии ни одного столкновения лицом к лицу не выдержали. Всегда бежали. ВСЕГДА. Единственное, на что способны укрокаратели – это на подлые обстрелы издалека, причём даже тогда это не артиллерийские дуэли, а обстрелы жилых кварталов.
«Гав, гав», лают цепные собачки Госдепа (не только в Укровине, но и в Прибалтике). Себе они кажутся бультерьерами, но на самом деле они шпицы. Кто гавкнет громче всех, тот получит печеньку от Нуланд.
Думаете, вас хозяин защитит? Впряжётся за послушных рабов? Где это видано, чтобы рабовладельцы воевали в защиту рабов? Помашет ручкой, как Буш-младший помахал в 2008 году Саакашвили. «Мысленно мы с вами».
И тогда наступит момент, когда вы, шпицы, окажетесь наедине с разбуженным от зимней спячки русским медведем. Только вы, медведь, и ваши полные «люти» шаровары.
Жду этого момента с нетерпением. Поэтому, шавки госдепа, хватит вести политику «сосед, дай поесть, а то нам нечем нагадить тебе под дверь». Не подведите меня, рабы Обамы, доставьте удовольствие, объявите, наконец, войну России. Хватит гавкать из схронов, шавки!
This page was loaded фев 26 2017, 7:05 pm GMT.